20:36 

Доступ к записи ограничен

sillvercat
Горю! Конопляное поле.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:44 

Доступ к записи ограничен

it’s not exactly like anybody cares
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:00 

Доступ к записи ограничен

it’s not exactly like anybody cares
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:10 

Доступ к записи ограничен

it’s not exactly like anybody cares
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:42 

Ещё из книги "Духовное развитие женщины через танец"

Никто не знал что я танцую. Все думали, что это я стою, работаю, гуляю, сплю, ем, хожу, сижу, лежу (с)
Танец - это ключ к пониманию, прочувствованию, изменению себя, к освобождению от слабостей, блоков и комплексов.
Я протанцовываю проблему, жизненную ситуацию, я в ней и режиссёр, и актёр, и сценарист. Я её пропускаю через себя, понимаю и прорабатываю изнутри и вовне посредством танца. В танце отдыхаю, наполняюсь силами, чистыми живительными энергиями стихий. Я расту как женщина - от владения своим телом и творческими данными, я учусь выстраивать себя и своё тело и придавать себе и ему более совершенные формы.
Моя индивидуальность, неповторимость становится проявленной.

Танец - ключ к пониманию, прочувствованию, принятию других (в том числе и женщин), к освобождению от постоянного соперничества и борьбы.
Я учусь быть в ритме с другими, резонировать с их вибрациями и полями. Быть в едином потоке, быть песчинкой, крупицей целого, незаменимой на своём месте, подобно вплетённой прочной гибкой нити в общем полотне Жизни.

В танце, как и в любом другом искусстве, есть высший божественный космический уровень и на нём танец - язык общения с богами, ключ к сопричастности, соединению земного и космического, простого и великого, к гармонизации мира, творческому развитию.
И та, кто овладевает этим, становится в танце жрицей.

Так постепенно в танце разрешается проблема противоречия с самим собой, с другими женщинами, с окружающими людьми, с природой, сущностями и Вселенной.
На место ращзобщённости, противоборства приходит единение, понимание, развитие, творческий подход.

По мере освоения искусства танца (в этом случае арабского) наступает такой день, когда ты начинаешь жить в танце, перестав думать о том, что ты делаешь - тело само танцует то, что ему хочется. А хочется гармоничного состояния. И оно приходит.

Когда удаётся полностью слиться c музыкой, отпустить своё тело, появляется внутренний "учитель" танца. Абсолютно чётко ощущается, что надо делать сейчас и в следующий миг.

Научившись чувствовать, восстанавливать и гармонизировать себя, можно научиться чувствовать, восстанавливать и гармонизировать любимого, пространство вокруг себя, людей, и, наконец, Вселенную.

Ар Сантэм, Ирина Черникина. "Духовное развитие женщины через танец"

@темы: Боженственность, Интересности, Книжная полка, Танцы, Цитаты

23:38 

Доступ к записи ограничен

it’s not exactly like anybody cares
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:01 

lisya1983
Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка для Алатарель

Моя семья редко выезжала за пределы нашего города, разве что в пригород, на пикник, да и то изредка, но когда у моих отца и матери на горизонте замаячил юбилей – двадцать лет совместной жизни, они решили взять меня в охапку и отправится в путешествие, причем желательно далеко за пределы нашего города. Я не возражала - конец весны, тот период, когда в воздухе витает чем-то неуловимым, дурманящим и хочется выйти из каменных городских джунглей на простор цветущих полей.
Сказано – сделано. Моя мама взялась за организацию этого путешествия с большим энтузиазмом и вот мы уже едем в скоростном поезде куда-то на юг, причем мама и папа, кажется, молодеют с каждым километром, отделяющим их от города. Они разговаривали друг с другом куда больше, чем говорили обычно, смеялись, ну, а я сидела у окна, подперев подбородок кулаком. За окном мелькали поля, редкие лесочки, в зеленом тумане, окутывавшем их кроны, фермы с яркими черепичными крышами, реки, изгибавшиеся среди холмов – такой пейзаж настолько отличается от привычных каменных джунглей, что глаз радуется даже таким немудреным пасторальным картинкам.
Через несколько часов поезд остановился в каком-то небольшом городке. По расписанию он должен был стоять здесь минут десять, и мама вышла покурить в тамбур. Отец начал расспрашивать меня об учебе, но я видела, что интересуется лишь из вежливости, поэтому отвечала скупо и неохотно. Нет, не подумайте, я люблю своих родителей, но они никогда толком не интересовались мной и моей жизнью, хотя всегда давали мне все, что бы я не попросила. Они – хорошие люди, просто жизнь в большом городе не дает возможности, да и времени интересоваться кем-то, кроме себя.
- Жан, Анук! – мать влетела в купе чрезвычайно возбужденная. – Идите со мной, ну же, быстрей!
Мы с отцом в удивлении переглянулись, но мать тянула нас за собой, настаивала и мы, послушавшись ее, вышли в тамбур и спустились на платформу местного вокзала. Нас почти сразу окутал теплый, льнущий к коже воздух, пахнувший какими-то полевыми цветами. Где-то в воздухе слышался перезвон бубенцов и заливистый детский смех.
- Пахнет булочками…. – неожиданно сказал отец, принюхавшись, - с корицей.
- Нет, это пахнет духами! – воскликнула мама. – Такие были у моей мамы. Я помню... в детстве я постоянно пробиралась в ее комнату и нюхала надушенные шарфы.… Ах, что это был за запах, нынче эти духи нигде не продают.
- А по-моему, пахнет цветами. – сказала я.
- Нет, ты не права… – начала было спорить мама, но отец прервал ее.
- Неважно, чем пахнет. Пойдемте… тут где-то недалеко играет джазовый ансамбль!
- Да-да, я тоже слышу! – отозвалась мама и, хотя мне слышались лишь бубенцы, я решила не спорить и последовала за родителями. О том, что поезд может уйти, никто из нас не подумал, мы шли по перрону, очарованные неведомой музыкой, как крысы Гаммельна дудочкой крысолова. Мы сами не заметили, как покинули вокзал и очутились на узкой улочке, вымощенной таким древним булыжником, что между камнями мостовой поднималась трава. Дома этой улочки, впрочем, тоже не отставали от нее: плющ и дикий виноград карабкались по обшарпанным стенам, цеплялись за подоконники и чугунные решетки балконов, обвивались вокруг водосточных труб. Мы шагали по улице, которая постепенно поднималась, а я смотрела по сторонам. Вот старик в смешной клетчатой кепке вытащил разваливающийся стул из дома и сел на него, возле самого порога, чтобы погреться на солнышке. Рядом с ним умывается рыжая кошка, а старик мурлыкает какую-то старую песенку себе под нос. В доме напротив – хлебная лавка, оттуда доносится такой вкусный хлебный запах, что отец даже облизывается.
- Хлеб… с тмином. – улыбается.
Из лавки выходит дородная женщина в выпачканном мукой переднике и улыбается.
- Добро пожаловать в наш город. Хлеба хотите?
- Да, да! – отец подбегает к ней. – У вас есть хлеб с тмином?
- Конечно.
И вот мы идем дальше, ведь музыка зовет. Отец отломил по краюхе от своего хлеба всем нам, и мы с наслаждением жуем теплый хлеб. Мама со смехом скидывает босоножки и идет босиком по мостовой.
- Давно так не ходила, только в детстве, а по асфальту так не походишь. – сообщает она и улыбается.
Я очень давно не видела свою мать такой счастливой и не могу не радоваться этому. Как будто с нее смыли не только пыль большого города, но и что-то еще, наносное, что держало ее в строгих рамках.
Наконец, мы выходим на небольшую площадь, посреди которой стоит и играет на шарманке высокий худой старик с седыми кудрями. Странно, но в его музыке я теперь различаю не только перезвон бубенцов, но и какую-то веселую джазовую мелодию.
- Так это вы играли? – спрашивает его мама.
Он кивает.
- Добро пожаловать в наш город. Он ждал вас, мы ждали вас.
- Как это? – спрашивает отец.
- Наш городок очень старый, вы сами это, наверное, заметили. Здесь очень мало жителей, он ветшает, зарастает травой. Всем нам грустно видеть это. Раньше он процветал, люди приезжали сюда изредка, чтобы отдохнуть от больших городов и среди прочего возвращались к себе, вот как вы сейчас. Люди мечтали, и город исполнял их маленькие мечты, процветая таким образом. Но шло время и люди все реже заглядывали в наш город и что хуже всего – жители начали покидать его. А город не может без людей, ему плохо, когда никто не мечтает и не радуется. Нас слишком мало… именно поэтому я играю на шарманке.
- Вы заманиваете людей? – спросила я.
Шарманщик замахал руками.
- Нет! Нет! Людям достаточно просто приезжать сюда, пожить здесь… хотя бы несколько дней или недель. Ходить по маленьким кривым улочкам, заглядывать в сады, чтобы сорвать яблоко или просто поваляться на траве. А знаете, как хорошо сидеть ночами на здешних крышах и любоваться на Млечный путь? Погостите у нас… немножко?
Шарманщик полон смущением и надеждой и я киваю – а почему бы и нет? Но мама возражает:
- Мы же собирались на побережье! И вообще… Господи, да наш поезд должно быть уже ушел, вместе с вещами! – она всплескивает руками.
- Не беспокойтесь, он не уйдет, пока я не захочу. – говорит шарманщик. – Пожалуйста, будьте моими гостями.
Мама, прыгая на одной ноге, одевает босоножки, а потом берет отца за руку.
- Извините, но нет. У нас планы! Жан, пойдем. Анук – за нами!
- Нет. – я с удивлением слушаю себя, а мама так вообще оборачивается и сердито смотрит на меня. Ну да, ребенок, отказался слушаться, ну и всыплет же она мне, когда мы вернемся в поезд. Это она так думает, но я полна безумного веселья, мне как будто кто-то подарил сандалии Меркурия, и я вот-вот воспарю над землей. Краем глаза я вижу, как шарманщик улыбается мне.
- Да что ты такое говоришь, Анук? Прекрати капризничать! Идем!
Я мотаю головой, мама открывает рот, чтобы обругать меня, но шарманщик прищелкивает пальцами и сильный ветер легко отрывает маму с папой от земли и несет прочь.
- Куда это они? – в испуге вскрикиваю я.
- Им нужно успеть на поезд. – улыбается шарманщик. Я в изумлении смотрю на него: куда только делась седина – его кудри потемнели, морщины исчезли, он помолодел, кажется, лет на двадцать. - У них свое путешествие, Анук, а у тебя свое.
- И что же будет дальше?
Он улыбается и берет меня за руку, и вся моя нервозность при взгляде него улетучивается. В конце концов, родители собирались отпраздновать свою годовщину вдвоем, а меня взяли потому что «ребенок заскучает». Я смеюсь – радостно и свободно, предчувствие необычного и удивительного кружит голову.
- Тебе решать. – отвечает мне шарманщик.

@темы: хочу дарить сказки, распознавание образов, и приснилось мне Ехо..., Мысли, Креатифф

10:56 

Учебник по математике

У человека в душе дыра размером с бога, и каждый заполняет её как может.
выпущен издательством ЭКСМО-Пресс в 2002 году.

Вот несколько задачек из этого учебника. И ответы одного читателя

1. У стола отпилили один угол. Сколько углов у него теперь? А сколько углов будет, если отпилить два, три, четыре угла?

если стол бы четырехугольный (что не очевидно), то конечно стало пять. Или четыре. В зависимоти от линии, по которой резали. И в предположение, что отпиливается прямым резом, а не фигурным выпиливанием. Если отпилить еще угол -
то смотря какой и опять же смотря по какой линии.

В общем, задача плохая, слишком много умолчаний в условии...

читать дальше

А так же правила выживания в лексу.

Как вести себя, если вы заблудились в лесу.

@настроение:  в экстазе

@темы: Юмор

15:56 

Увидено

Злойъ дайктатор
Пишет Seilah:

Раз уж пошла такая пьянка - нашла на каком-то форуме случайно:

Не
понимаю, почему так много женщин рвется в Хаксли. По статистике одного
известного сайта женщин с социотипом Хаксли (Гексли) втрое больше
представительниц других социотипов.
Я могу понять, что Хаксли называться модно. Но 2/3 из них не Хаксли, и даже не представляют, что такое быть ею.
Вы думаете, что Хаксли быть хорошо?
Я расскажу, а вы еще раз подумайте...


Быть Хаксли это:
-
почти все время быть собой недовольной и сомневаться в себе, не подавая
при этом виду, и даже когда рассказываешь о своих комплексах, в них
никто не верит.
- чувствовать себя в глубине души виноватой за то, что отношения не сложились или вольно-невольно причинил человеку боль.
- чувствовать себя ответственной за настроение близких людей, и когда им реально паршиво, бросаться на выручку.
-
забывать о данных в долг деньгах. Хуже того, забывать о взятых в долг
деньгах. Еще хуже того, вообще забывать о данных обещаниях, потому что
в тот момент искренне хотелось помочь и поддержать человека, наобещав с
три короба, лишь бы его попустило.
- чувствовать невыразимый стыд за
неуместно проявленные или вышедшие из-под контроля эмоции, которые были
некомфортны окружающим.
- принимать близко к сердцу каждую ерунду, в
глубине души завидуя способности других махнуть рукой и не париться, и
переживать, переживать, переживать за эту дурацкую ерунду.
-
принимать решения быстро, а потом передумывать, и принимать другие
решения, и, возможно, опять передумывать, и снова менять решения. И
потом немножко стыдиться того, что так часто меняешь решения.
-
любить бедлам. И стыдиться того, что любишь бедлам. Стесняться жить
так, чтоб никто не догадался, что на самом деле ты ненавидишь порядок,
а любишь бедлам. И в порядке тебе душно и скучно, и чтоб почувствовать
себя человеком, тебе надо создать бедлам. Хотя бы легкий.
- уметь
защищать от недоброжелателей свои уязвимые места остроумным словом,
едкой издевкой, мелкой хитростью, въедливой лестью, отрывной наглостью
и даже откровенным хамством, зная, что если дело дойдет до осады – ты
быстро сдуешься.
- зависеть от своего настроения, как гипертоник от
погоды. Знать, что зависишь от настроения, что мнение о мире может
меняться на противоположное из-за настроения, и твоя работоспособность
зависит от настроения, и на настроение окружающих влияет твое
настроение, и все равно ничего не мочь с этим сделать.
- любую
задачу или ситуацию воспринимать как личную, и
думать-анализировать-прикидывать её решения, выходы из трудностей,
переживать как свою собственную, даже если это просто киношка.
-
если в жизни какая-то неурядица, сжать волю в кулак и сказать «я все
могу сама, я справлюсь, я сильная, мне не нужна ничья помощь».
(с) dual.com.ua/forum/19-230-1

Я хочу быть Гамлетом! Где у вас тут очередь в Гамлеты? Пожалуйста, запишите меня туда.

Тогда я была бы уверенной в себе и во всем, что бы я ни делала, даже если делаю или говорю совершеннейшую чушь.

Тогда я бы легко и свободно выражала свои эмоции, и никогда не
испытывала мук совести за них, какими бы сильными или неуместными они
ни были, потому что для них всегда есть причины или меня до них довели.

Я тогда была бы прекрасной и гордой, не искала к каждому подходов,
не пыталась бы понять и оправдать, а удалялась бы, если меня не
восприняли и не поняли.
Я тогда бы не задумывалась о том, а не
причиню ли я боль человеку своим наездом, а может, стоить умерить свое
давление, ведь он мне ничего не должен. Как было бы мне легче жить,
если бы я знала, что этот, та, тот, вот эти – они мне должны, потому
что…
Тогда меня бы жалели, щадили, возюкались со мной, хлопотали
вокруг, когда мне плохо. Ведь любой бы проникся, если бы увидел, что я
истинно страдаю, что меня нельзя бросить на произвол судьбы, ведь я так
беззащитна и уязвима перед этим огромным миром…
Мои бы истерики
терпели, в мои горячие признания бы верили, мою страсть принимали бы за
любовь, я умела бы плести интриги и с удовольствием наблюдать за ними…

Эти сильные, гордые и достойные мужчины пали бы у моих ног! А я всегда
оставалась бы чуть-чуть недоступной, немножко загадочной, слегка
отстраненной.

Гамлетесса – настоящая
искушенная королева. Как почти каждой девочке хочется одеть подвенечное
платье, мне хочется побыть королевой, а меня в королевы не берут.


@темы: Бета (2 квадра), Гексли

21:45 

Немного юмора ))

(Пишет Scald Katteri)
Соционический бестиарий

Дон Кихот - Феникс. Потому что возрождается, что ты с ним ни делай.
Дюма - Кот Баюн. Создает уют. Ну и эротика, конечно.
Гюго - Пегас. Высоко летает, говорит о высоком и красивом.
Робеспьер - Сфинкс. Весь загадочный и задает загадки на логику и интуицию.
Гамлет - Вампир. Кто с "Гамлетом" хоть раз общался, тот знает, почему.
Максим - Василиск. Из-за характерного "оловянного" взгляда. Ну и характера соответствующего.
Жуков - Кракен. Пришел, съел и ушел.
Есенин - Сирена. Поет красиво. (Мягко стелет, да жестко спать...)
Наполеон - Химера. Летит, блестит, шума много, а кончается Святой Еленой.
Бальзак - Кентавр. Ибо мудр и философск, но при случае и взбрыкнуть может.
Джек - Минотавр. Не боится работы на переднем крае.
Драйзер - Дракон. Ибо территориален до крайности и характером вышел. Ну и взгляд соответствующий.
Штирлиц - Грифон. Элегантно-изящен.
Достоевский - Единорог. Прозрачно-благороден.
Гексли - Кицунэ. Ибо оборотень бесспорный, но, в отличие от вервольфа, весел, изящен и блестящ.
Габен - Наг. Мудр и нетороплив.

@темы: Юмор

15:37 

Фанатский глоссарий для начинающих

Мели
"Иисус Христос обещал воскрешение мёртвых. Я думал, он имел ввиду что-то другое." (Walking dead)
22.09.2009 в 20:17
Пишет Scally:

Наиболее используемые междометия и фразы.

ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! - выражает крайнюю степень восторга.
АААААААААААААА! - выражает радость, удивление, восхищение.
ООООООООООО! - выражает удивление собственным восхищением и радостью.
Ахххххххххххххххххх! - используется для выражения ощущения высшего блажентсва.
Мммммммммм... - сдерживаемое до поры до времени эстетическое восхищение.
РРРРРРРРРРРР! - не сдерживаемое эстетическое восхищение... И не только восхищение. И не только эстетическое...
Ох... - означает, что фанат поражен в самое сердце.
МАМА! - идиома, не имеющая связи с семейными отношениями, нечто среднее между ААААААААААА! и Аххххххххххххх!
Кавай - а фиг его знает, что это такое, но среди фанатов в ходу.
Ня! - примерно: Ай, хорошо!
ХАЧУНИМАГУ - что-то вроде сублимации не действием, но словом и воображением.
Я тащусь! - Как ни странно, означает: "Я тащусь!"
Свун - восторг и восхищение в общем.

URL записи

@темы: "Хроники на первом этаже, сумасшедшие на втором!", Интересности, ПЧ

Записки Странницы...

главная